Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и

Мы сидели в приличном питер- ском ресторане, лакомились за- морскими яствами и говорили о трудностях российской жизни.

Тут становится просто невы- носимо! — утверждал друг. — Если дальше так пойдет, нужно совсем из страны сваливать.

По его словам, такое настрое- ние сегодня у многих его знако- мых и партнеров по бизнесу. Как бы жизнерадостно ни звучали прогнозы, как бы ни улыбались Путин с Медведевым, ничего хо- рошего, по мнению друга, Рос- сию не ждет.

Восьмидесятилетняя Мария Кирилловна Столярова из Ло- дейного Поля считает иначе:

Сейчас-то хорошо! Не голодно. Свет есть, вода есть, сама хожу пока!» На жизнь ей вполне хва- тает шести тысяч Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и пенсионных де- нег, из которых она еще умудряет- ся каждый месяц выкраивать по тысяче для двоих внуков. Саша и Рома еще не женаты, живут с от- цом и матерью в Финляндии. У

Них там свое дело — каждый за- рабатывает по нашим меркам большие деньги, но от бабушки- ных переводов не отказываются.

В октябре Мария Кириллов- на праздновала юбилей. Внуки приехать не смогли, но прислали подарки — чайник, одеяло и от- крытку.

Такие молодцы! — радуется


старушка. На зиму она перебра- лась в город из поселка Рассвет, где находится небольшой дачный участок с домиком, построенным мужем. Алексей Петрович умер шесть лет назад. Баба Маша Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и ску- чает до сих пор, каждый вечер зажигает лампадку и по памяти читает «молитовки». Она просит у Бога прощения для своего покой- ного супруга, милости для люби- мых внуков. И для доченьки, ко- торая после смерти отца хотела от- править мать в дом престарелых:

«Там хоть за тобой уход будет!». Не согласилась Мария Кирил-

Ловна, воспротивилась: «Пока могу, сама буду за собой ухажи- вать!» Дочка покрутила паль- цем у виска и укатила к себе в

Тампере. Там у нее муж, сыновья, двухэтажный дом на берегу озера, прибыльный бизнес.

Глянь-ко, — бабушка Маша раскрывает альбом с фотогра- фиями. — Это вот Светланка Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и моя, это мужик ейный — финн Матти. Это внучки мои — Сашуля и Ро- маша. Это домик их.

— А что, баб Мань, к себе вас не зовут?

На кой я им там? — вздыхает старушка. — Под ногами путать- ся не хочу. У них ведь своя жизнь, современная. Да и с тоски я там помру, без березок своих, без гря- док луковых...

Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и


ночью». Бывает, лежит долго, му- чается бессонницей, затем вста- нет, пойдет на маленькую хру- щевскую кухоньку, достанет из ящика тетрадку Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и и пишет. В этих наивных стариковских творениях нет литературных изысков, хро- мают рифма и размер, но... Стихи почему-то трогают сердце. «Стало на дворе темно уже и фонарики зажглись, /А я все не сплю давно, вспоминаю мою жизнь. / Времеч- ко стучит в часах, ходики тик-так,


documentactizhp.html
documentactjgrx.html
documentactjocf.html
documentactjvmn.html
documentactkcwv.html
Документ Этим березкам и грядкам Ма- рия Столярова посвящает не- большие стихи, которые, по ее признанию, «родятся иной раз и